Главная » Болезни желудка » Конституция и ее роль в патогенезе болезней желудка

Конституция и ее роль в патогенезе болезней желудка

Под конституцией мы понимаем сумму всех унаследованных морфологических и функциональных признаков с их индивидуальными отклонениями. Со времени Tandler’a (Die Grundlagen der biologischen Konst.-Lehre) мы под „конституцией” в прямом смысле этого слова понимаем все то, что дала организму зародышевая плазма; все же, что зародыш получил после оплодотворения, по терминологии Tandler’а, входит в состав „кондиционального”. Значение конституции для патогенеза заключается, таким образом, в известном предрасположении к развитию того или другого болезненного состояния в органах или их функциях, которое определяется особенностями зародышевой плазмы.
J. Bauer в своей книге „Konstitutionelle Disposition zu inneren Krankheiten – 1924″ подразделяет все хронические болезни желудка с точки зрения конституции на три большие группы: рак, язву и конституциональные нервные диспепсии.
Такое подразделение не предусматривает некоторых – правда, не часто встречающихся—форм болезней, как туберкулез, сифилис, нераковые опухоли и атрофию слизистой оболочки.
Особенно важной для понимания ряда функциональных расстройств надо считать главу о конституциональных аномалиях анатомического и функционального характера.
Рентгеноскопия желудка учит нас, что форма его не представляет собою чего-то постоянного и неизменяющегося, а является лишь продуктом его анатомического строения и функции. Стенки желудка подвержены постоянным нервным влияниям, которые управляют сокращением его мускулатуры и таким образом приспособляют форму его к требованиям данного момента. Смена возбуждающих и тормозящих импульсов дает тем не менее возможность установить среднюю форму желудка, которая в 80% случаев приближается к так назыв. форме крючка (тип Rieder’a), см. рис. 25, или сифонообразной форме Groedel’n.
Гораздо реже, в 10—20°/о нормальных случаев, мы находим желудок в форме „бычачьего рога” (тип Holzknecht’а) . Как оказалось, форма эта чаще всего встречается у лиц, имеющих широкую и глубокую грудную клетку. Таким образом формулированная Th. Brugsch’eM ‘) мысль, что поперечное положение желудка зависит от развития грудной клетки в ширину, находит себе полное оправдание, но не в смысле причинной зависимости друг от друга, а в смысле преформирования зародышевой плазмой определенных отношений между скелетом и расположением органов.
Что, с другой стороны, рост человека и влияние тяжести играют также определенную роль, видно из того, что у ребенка, которого кормят грудью, желудок первоначально имеет форму бычачьего рога, но после того, как ребенок начинает принимать вертикальное положение и питаться более консистентной пищей, желудок его начинает приближаться к Rieder’овскому типу. Изменения формы желудка могут зависеть не только от положения его, но и от врожденных пороков развития. Сюда относятся микро- и мегалогастрия, врожденные песочные часы, врожденный пилоростеноз, вплоть до полной атрезии желудка, дивертикулы его и т. д.

Под конституцией мы понимаем сумму всех унаследованных морфологических и функциональных признаков с их индивидуальными отклонениями. Со времени Tandler’a (Die Grundlagen der biologischen Konst.-Lehre) мы под „конституцией” в прямом смысле этого слова понимаем все то, что дала организму зародышевая плазма; все же, что зародыш получил после оплодотворения, по терминологии Tandler’а, входит в состав „кондиционального”. Значение конституции для патогенеза заключается, таким образом, в известном предрасположении к развитию того или другого болезненного состояния в органах или их функциях, которое определяется особенностями зародышевой плазмы.

J. Bauer в своей книге „Konstitutionelle Disposition zu inneren Krankheiten – 1924″ подразделяет все хронические болезни желудка с точки зрения конституции на три большие группы: рак, язву и конституциональные нервные диспепсии.

Такое подразделение не предусматривает некоторых – правда, не часто встречающихся—форм болезней, как туберкулез, сифилис, нераковые опухоли и атрофию слизистой оболочки.

Особенно важной для понимания ряда функциональных расстройств надо считать главу о конституциональных аномалиях анатомического и функционального характера.

Рентгеноскопия желудка учит нас, что форма его не представляет собою чего-то постоянного и неизменяющегося, а является лишь продуктом его анатомического строения и функции. Стенки желудка подвержены постоянным нервным влияниям, которые управляют сокращением его мускулатуры и таким образом приспособляют форму его к требованиям данного момента. Смена возбуждающих и тормозящих импульсов дает тем не менее возможность установить среднюю форму желудка, которая в 80% случаев приближается к так назыв. форме крючка (тип Rieder’a), см. рис. 25, или сифонообразной форме Groedel’n.

Гораздо реже, в 10—20°/о нормальных случаев, мы находим желудок в форме „бычачьего рога” (тип Holzknecht’а) . Как оказалось, форма эта чаще всего встречается у лиц, имеющих широкую и глубокую грудную клетку. Таким образом формулированная Th. Brugsch’eM ‘) мысль, что поперечное положение желудка зависит от развития грудной клетки в ширину, находит себе полное оправдание, но не в смысле причинной зависимости друг от друга, а в смысле преформирования зародышевой плазмой определенных отношений между скелетом и расположением органов.

Что, с другой стороны, рост человека и влияние тяжести играют также определенную роль, видно из того, что у ребенка, которого кормят грудью, желудок первоначально имеет форму бычачьего рога, но после того, как ребенок начинает принимать вертикальное положение и питаться более консистентной пищей, желудок его начинает приближаться к Rieder’овскому типу. Изменения формы желудка могут зависеть не только от положения его, но и от врожденных пороков развития. Сюда относятся микро- и мегалогастрия, врожденные песочные часы, врожденный пилоростеноз, вплоть до полной атрезии желудка, дивертикулы его и т. д.

На ту же тему

Об авторе admin