Главная » Аллергология » Первые антиаллергические препараты

Первые антиаллергические препараты

С конца XIX в. широкое распространение получила сывороточная терапия, что повлекло за собой изучение ее осложнений. Впервые клинические проявления сывороточной болезни описал в 1891 Г.Адо. Исследование механизмов белковой аллергии в клинике и эксперименте имело исключительно важное значение для понимания сущности повышенной чувствительности к лекарственным средствам.
  
Первыми систематически и подробно изученными синдромами лекарственной непереносимости являлись осложнения мышьяковистой терапии, которые наблюдали в 1910 г. при использовании сальварсана для лечения больных сифилисом. Именно тогда лекарственные осложнения, наблюдаемые при лечении больных сифилисом, были дифференцированы на возникающие при передозировке препаратов мышьяка, обусловленные массовым спирохетолизом, вызывающим рецидивы основного заболевания, и не связанные с дозой препарата и определяющиеся сроком лечения. Кроме нитритоидного криза — анафилактического шока, была выделена классическая эритема 9-го дня Милиана. Позднее при этом синдроме были описаны серозно-геморрагический энцефалит (помимо токсического и специфического), очаговонекротические изменения паренхимы печени (за исключением изменений вирусной и сифилитической природы), связанные с проводимым лечением. К этому периоду относятся первые попытки разработки морфологии лекарственной болезни и статистической обработки данных о распространенности лекарственных осложнений.
  
Патогенез наблюдаемых реакций в то время был неизвестен. И хотя при лекарственной непереносимости клинически были установлены все основные особенности аллергического процесса (отсутствие тождества в реакции организма на первые и последующие инъекции препаратов, первые и повторные курсы их применения и т. д.), прямых доказательств иммунной природы таких осложнений не было. Несмотря на это, в 1912 г. Е.Арекин предложил кожные пробы для выявления сальварсановых осложнений у больных сифилисом, получавших препараты мышьяка.
  
Начиная с 30-х годов в литературе начали появляться описания лекарственных гематологических синдромов. Кгаске (1913) один из первых установил причинную связь между применением пирамидона и развитием после этого агранулоцитоза. Аналогичные выводы были сделаны в 1937 г. На основании определения положительных кожных реакций на смесь сыворотки с пирамидоном у больных с агранулодитозом была доказана гаптенная природа пирамидонового антигена.
  
Особого внимания заслуживают исследования по выявлению в сыворотке больных с пирамидоновым и некоторыми другими лекарственными агранулоцито зами антилейкоцитарных антител, которые при пассивном переносе другому человеку могут вызвать у него кратковременную лейкопению.
  
Дальнейшие исследования показали, что и другие гематологические синдромы имеют иммунологическую природу. Так, были получены положительные результаты прямой и непрямой анти глобулиновой реакции с эритроцитами больных с повышенной чувствительностью к фуадину, хинидину (Bollon, 1956), хинину и фенацетину. С помощью серологических исследований установили иммунную природу медикаментозных тромбоцитопенических состояний.
  
В дальнейшем с введением в медицинскую практику сульфаниламидов появилось множество наблюдений их побочного действия. В первых сообщениях упоминались лишь случаи различного рода высыпаний (Г. А. Ивановский, Л. М. Проталинская, 1936), в последующих — содержались сведения о других локализациях и проявлениях побочного действия сульфаниламидов: лихорадки непереносимости сульфаниламидов и сывороточной болезни.
  
С 1943 г. после начала использования пенициллина в лечебных целях появляется огромное количество описаний осложнений, вызванных этим и другими антибиотиками. Отмечается большое разнообразие клинических проявлений? от всевозможных дерматитов до тяжелейших, нередко оканчивающихся смертью полисиндромных состояний типа анафилактического шока, сывороточной болезни, эксфолиативного дерматита, коллагенозов и ретикулезов. Систематическое описание и анализ этих осложнений приведены в ряде обзоров (А. Я. Пытель, 1955; И. А. Кассирский с соавт., 1956, и др.) и монографий (Г. Александер, 1958; А. Л. Либов, 1958; В. А. Шорин, 1958; X. X. Планельес, А. М. Харитонова, 1960; М. М. Желтаков, Б. А. Сомов, 1968; Е. Я. Северова, 1969).
  

Исследования в области побочного действия веществ этой «сложной», «созданной человеком болезни» 1 продолжаются.
В медицинской литературе встречается множество терминов для определения осложнений фармакотерапии «нежелательные эффекты», «осложнения», «лекарственная повышенная чувствительность», «лекарственная непереносимость», «лекарственная идиосинкразия», «вторая болезнь», «ятрогенные заболевания», «болезни прогресса медицины», «болезни медицинской агрессии», «поражения лечением», «патология терапии» и др.
  В последнее десятилетие наибольшее признание получил термин «лекарственная болезнь». В этот термин, однако, вкладываются разные понятия. А. Ф. Билибин, К. В. Бунин (1956), А. Л. Либов (1958) под лекарственной болезнью понимают все типы осложнений медикаментозной терапии, т. е. считают лекарственную болезнь собирательным для ряда разнообразных состояний понятием. Е. М. Тареев (1955), так же как и Е. А. Аркин (1901), относит к лекарственной болезни только неспецифические реакции, которые возникают в организме при нежелательном действии лекарств. По Е. М. Тарееву (1968), «синдромы побочного действия лекарств с известным правом можно рассматривать как нозологическую форму как своеобразную ятрогенную болезнь с такими же сложными разделами этиологии, патогенеза, морфологии, клиники, осложнений, сочетаний с другими болезнями, течения и исходов, распознавания и дифференциального диагноза, профилактики и лечения как и любые другие самые сложные болезни».
  
По аналогии с общепринятым термином «фармакотерапия» мы употребляем определение «осложнения фармакотерапии»2 и понимаем под ним не отдельную нозологическую форму. Вкладывая в это понятие более широкий смысл, мы считаем его собирательным для целого ряда побочных, нежелательных синдромов, возникающих в результате медикаментозной терапии.
  
Первая попытка классифицировать осложнения фармакотерапии принадлежит А. Филомафитскому (1836), который делил идиосинкразию на три вида:
   «а) антипатию, когда обыкновенные вещества действуют необыкновенно сильно;
  б) гетеропатию, когда наружные явления находятся в противоестественном к общему закону возбуждаемости несоответствующем отношении.

На ту же тему

Об авторе admin